Храм свт. Иоанна Златоуста на Поликуровском холме, г.Ялта - Воскресенье 08.02.2015г. Неделя о блудном сыне
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх


Новости

Все новости


Воскресенье 08.02.2015г. Неделя о блудном сыне

От Луки Святое благовествование, глава 15 (11-32).

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодняшнюю притчу о блудном сыне мы каждый раз прочитываем и вспоминаем накануне Великого Поста. Мы понимаем, конечно, что эта притча не просто рассказ, что она имеет непосредственное отношение к нашей жизни, к нашим взаимоотношениям с людьми, которые нас окружают, как мы говорим, c нашими ближними. Рассматривая факты, которые открываются нашему вниманию в тексте Священного Писания, мы видим, что очень многое роднит нас с этим блудным сыном, растратившим отцовское имение, разорвавшим семейные узы и ушедшим «на страну далече», для того чтобы жить по своей воле. Многие узнают себя, особенно в молодые годы. Но, наверное, еще более впечатляющим для нас является результат этой истории, когда этот сын возвращается домой в надежде, что отец его примет, и, хотя бы, сделает рабом в своем доме. Но отец не только возвращает ему все то, что он оставил в этом доме, он также дает ему кольцо – символ вечной жизни, возводит его в еще высший ранг сыновства, о чем блудный сын и мечтать не мог. Читая эти строки, мы ловим себя на мысли, что на самом деле, здесь говорится не о нашей земной и временной жизни, а это рассказ о чем-то большем, и это, наверное, о том, что ждет нас в будущем, в вечном. Взирая на образ отца земного, потерявшего своего сына и вновь обретшего его, мы думаем о том, что Небесный Отец находится с нами в таких же отношениях, как и этот евангельский долготерпеливый и любящий отец, который побежал навстречу своему сыну и стал слушать его исповедь, и не дал ему ее закончить. Когда сын уже готов был произнести слова: «Позволь мне быть хотя бы твоим рабом», отец, наверное, прикрыл его уста своей рукой, и просто повел его в дом. Да, это так и будет! И, наверное, многие из нас, которые решили вернуться в дом отчий, то есть обратиться к Богу, не важно, в какой период своей земной жизни, наверное, услышали от Отца Небесного такой же призыв. Нельзя находиться в дому отчем в рабском положении. Христос, обращаясь к своим ученикам, говорил: «Я не называю вас рабами, Я называю вас друзьями». И Отец наш Небесный, Отец Господа нашего Иисуса Христа, наверное, тоже не считает нас рабами, а считает нас своими детьми. И тех, кто забыл Его и ушел «на страну далече», и тех, кто идет по пути домой, Он так же, как и этот отец из притчи, находясь на высоте своего жилища, ожидает. Смотрит, как и тот, на дорогу, в надежде разглядеть там, вдали, знакомые силуэты своих блудных детей. То есть нас с вами.

В этой притче есть еще одно лицо, еще один персонаж, на который следовало бы обратить внимание нам, очень многим, именно церковным людям. Это тот старший сын, верный, который никуда не уходил, служил своему отцу и, даже, ничего не требовал. Он только хотел, он только думал, что когда-нибудь отец даст ему возможность попировать со своими друзьями, (которые у него, конечно же, были) и даст ему хотя бы козленка. Но отец ему не давал. И он понимал, наверное, что так и должно быть, он просто смирился и нес свое послушание. Вместе с тем, притча эта говорит и о том, что одного послушания мало. Еще чего-то ему не доставало, и мы видим чего. Когда старший сын вернулся домой с тяжелой работы, он услышал, что дома праздник. И когда он узнал, по какому поводу, он не захотел входить и радоваться вместе. Потому что все эти годы, когда не было младшего сына, он в душе своей его осуждал и считал это правильным. «Пускай, он получил, то, что ему принадлежит. Как он с этим поступил, не важно, но мы его уже не считаем своим. Он - не мой брат, он - не сын моего отца, он - просто чужой человек». И вдруг этот, как он считал «чужой человек», оказывается в таком почете и с такой славой, и с музыкой и с пиршеством принимается в доме. Для него это было удивительным и он, наверное, думал: «Как же так? Что-то невероятное произошло, может быть, он сам что-то не так делал и своей верностью не заслужил такого же почета. А этот никто, который вернулся, ни за что, ни про что, был принят, посажен на царское место и получил все, чего и не мог ожидать». И он не мог этого вместить.

Так же и мы, наверное, не понимаем сердца нашего Господа. Потому что в сердце любого отца каждое родное существо имеет свой уголок (или заполняет все это сердце), не важно, но оно неотторжимо, оно присуще уже этому живому человеку и всегда бывает с ним. Вот по этому поводу есть небольшой сюжет, изложенный в одном из произведений  Ивана Сергеевича Тургенева. Среди его рассказов есть  история о том, что также, в одном добропорядочном доме были разорваны семейные узы. Старшая из дочерей уезжает заграницу с каким-то молодым ухажером, бросает свою родню, а младшая, которая на много лет ее моложе, относится к этому с осуждением. Она понимает, что так поступать безнравственно. Пусть даже по большой любви, но ее сестра не имела права разрывать эти прочные  семейные узы. Она не должна позорить семью, она не имела права бросать даже тень на их доброе имя. И вот, пока ее нет, они все (и отец, и мать, и сестра) ее осуждают, говорят о ней что-то плохое. Но когда эта женщина возвращается, вся опустошенная, избитая жизнью, с искалеченной, поломанной судьбой, отец и мать, встречая ее, перед ней становятся на колени. И младшая сестра не может понять почему. И автор пишет, что, наверное, эти люди, и отец, и мать, они ее не только прощают, они ее благодарят за то, что она нашла в себе силы поверить в их любовь, и не подумала о том, какой неловкой она будет выглядеть в своей слабости, в своем поражении, и, может быть, будет какой-то «старший сын» в этой семье, как в этой притче, осуждающе стоять и не понимать, за что же человек получает Вечную Жизнь. А он получает ее ни за что. Просто. По любви. Вот так же и в нашей жизни, если эта притча есть проекция на Рай, если каждая притча - это история о вечности, которая нас ожидает, то, наверное, так и должно быть. Так и с нами  произойдет в том состоянии нашей способности вернуться, если сердце наше все-таки помнит о Том Отце, Который нас ввел в этот мир, Который дал нам разум, дал нам чувства, дал нам то страшное оружие, что мы называем любовью. Аминь.

Протоиерей Владислав Шмидт

Воскресенье 08 февраля 2015г.


Назад к списку