Храм свт. Иоанна Златоуста на Поликуровском холме, г.Ялта - Воскресенье 05.02.2012г. Неделя о мытаре и фарисее.
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх


Новости

Все новости


Воскресенье 05.02.2012г. Неделя о мытаре и фарисее.

От Луки Святое благовествование, глава 18 (10-14).

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

С сегодняшнего воскресного дня и до Великого поста начинаются приготовительные недели. Церковь очень мудро поступает, когда не вдруг начинается пост, а как бы издалека мы к нему подступает, восходя по лестнице религиозного познания духовного мира, если можно так сказать, потому что верующий человек всегда живет как бы в двух мирах: во временном земном и вечном небесном. И примеры этого небесного мира, законы его бытия, они содержаться в притчах Евангельских. И, по мере приближения к началу Великого поста, церковь предлагает нам слушать эти притчи.

И вот сегодня - краткая по своей форме, но очень глубокая по содержанию притча о мытаре и фарисее. Она нам очень хорошо знакома. Казалось бы, все очень просто: плохо быть человеком, который всех осуждает, который во вне не видит добра, а замечает лишь недостатки окружающих. Думая же о себе - видит одни только добродетели. И понятно, что это не хорошо не только в церковной сфере, это не тактично и с точки зрения светского этикета. И, разумеется, никто не хочет быть похожим на евангельского фарисея. Но, как правило, когда мы начинаем анализировать свои поступки, то приходим к выводу, что много общего с ним имеем, практически во всем: и в манере поведения, и в образе молитвы, и в отношениях с теми людьми, которых иногда, не боясь этого слова, презираем, говоря Богу: «Спасибо Тебе, Господи, что я не такой, как все прочие люди». Эти слова были взяты преподобным святым Андреем Критским и помещены в Великий Канон. «…Сей же величашеся вопия: «Боже, благодарю Тя… и прочия безумныя глаголы», - написал св. Андрей, имея в виду, что только безумный человек может высказывать такие мысли, считая себя перед Богом великим праведником, по сравнению с другими людьми, стоящими рядом.

Существует картина, изображающая молитву мытаря и фарисея, на которой не совсем точно преподнесен образ мытаря. Он изображен стоящим на коленях в притворе, в бедном рваном одеянии, практически  символизируя нищего. А фарисей – богато одетый, в украшенном наряде, стоит в церкви, поднимает руки и косым взглядом, как бы касается этого нищего человека. На самом деле, можно предположить, что мытарь мог бы выглядеть на много богаче, на много презентабельней, чем даже этот фарисей. Ведь, кто такой фарисей? Фарисей – представитель религиозной верхушки, это человек, который принадлежал к определенному слою общества грамотных людей. Сейчас все грамотные. А в то время, человек, который умел читать книги, выделялся из общего числа. Он был просвещенным, и не просто мог прочесть, он мог еще и объяснить, ведь в том великом множестве религиозной книжной мудрости нужно было уметь разбираться. Фарисеи это умели, и они объясняли другим. С одной стороны, он пользовался всеобщим уважением, ведь к ним обращались в разных недоуменных вопросах. С другой стороны, конечно, он не бедствовал, потому, что все фарисеи были горожанами, а каждый горожанин, согласно тому экономическому раскладу, существовавшему  на Востоке, имел за городом небольшое поле, которое помогало ему выживать, с его плодов он питался. Конечно, жил он не бедствуя, но и не роскошествуя. Чего нельзя было сказать о мытарях, о сборщиках податей. Сейчас историки разбирают архивы, дошедшие до нас (конечно, это примитивные архивы - хрупкие пергаментные свитки, практически фрагменты, и таблички из обожженной  глины), где рассказано о том, как и каким образом, складывалась система налогообложения. Они свидетельствуют о том, что сборщики податей брали откуп. Откуп, - это значит, что человек-откупщик платил налоги из своих денег в казну, а вот дальше по отношению к налогоплательщикам он мог творить все, что угодно. Вот, ему государство «спустило план», и он должен, например, в этом году дать 100 талантов с определенной  территории, которую он обслуживает. Он из своего кармана платит эти 100 серебряных талантов, а дальше он обходит жилища, где живет податное население, и может собрать и 200 и 300 и 400 талантов, по своему усмотрению. Жалованья эти люди не получали и жили за счёт той лихвы, которую накидывали сверху того, что отдали в государственную казну. И таким образом, росли богатства этих людей. Поэтому они были ненавидимы тем обществом, которое окружало их тогда, и, естественно, порицаемы. И,  конечно же, они находились в поношении. К ним относились, как видно из той литературы, с которой мы знакомы, особенно из преданий, равнозначно как к скотине, как к собаке, что-то в этом роде. И поэтому это презрительное отношение к себе они чувствовали и знали, переживали, и многие, самые совестливые из них, мучились и понимали, что иначе, они бы не выжили, если бы соблюдали все те правила человеческие и законы Божии. Но, а сама жизнь их подталкивала вести такую неправедную, погрязшую в грехах, коррупции, каких-то таких, связанных с круговой порукой отношениях, которые разорвать было очень сложно. И поэтому, находясь в плену этих стихий внешних, как бы мы сказали – экономических, человек понимал, что он уже ничего сделать не может. Единственное на что ему стоит рассчитывать, это - Милосердие Божие. И вот, наверное, было бы логичнее показать этому художнику богатого, обвешанного, если хотите, золотыми цепями человека, который кается, кричит, вопит, бьет себя в грудь, разрывает свои дорогие одежды и взывает: «Господи, милостив буди мне грешному!» И фарисей, который на много скромнее должен выглядеть его, и, тем не менее, считающий, что если он два раза в субботу поститься, если он платит все необходимые налоги, подает нищим, то он уже спас свою душу и может войти с Богом в какие-то такие коммерческие, денежные отношения, которые его спасут, выделяют его сейчас и делают праведником.

Вот это картина притчи, на которой построено сегодняшнее поучение. А что стоит за этим? А за этим стоит наше христианское отношение к нравственности и к духовности. Действительно, это вещи не одного порядка. Мы часто говорим о том, что нравственность христианская должна нас возвысить над природным хаосом тех языческих страстей, в которых погрязло в своем прозябании человечество, которое не знало и не знает Христа. И, тем не менее, даже нравственность христианская базируется на заповедях. Она говорит о том, что не делай так-то, иначе тебе воздастся. Или, делай это, и тебе тоже воздастся. Если мы откроем Ветхий Завет, то там благословения и проклятия соседствуют рядом. Даже те заповеди, которые Бог дал Моисею, в Ветхом Завете звучат примерно так: «Если ты будешь соблюдать заповеди Мои и придерживаться Моих повелений, то Я благословлю тебя и на поле и на селе и благословлю тебя твоим потомством, и благословлю тебя добрым именем. Если же ты не будешь соблюдать заповеди и повеления Моя, то Я прокляну тебя, Я сделаю несчастным твое потомство, врагов нашлю на тебя и множество бед, болезней и неприятностей». Вот, подобные отношения были в Ветхом Завете. Новый Завет совсем по-другому расставляет точки. Он говорит о том, что невозможно с Богом вступить в такие отношения, когда ты что-то рассчитываешь получить. Ты должен не что-то получить от Бога, а стремиться к самому Богу, должен быть Его близким, ближним, самым надежным другом, самым верным Его соработником и присутствием здесь на земле. Ты должен искать не даров от Бога, а - Самого Господа. И поэтому на примере вот этих двух молитв, о которых говорится сегодня, мы видим, что, более оправданным пошел в дом свой тот, который смирился. А тот, который возвысился над другими, был оправдан, но менее. Потому, что ему тоже было трудно. Это не так просто все соблюдать, каждые мелочи учитывать в своей жизни. Если каждый из нас сравнит себя с этим фарисеем, то никто из нас не посмеет его осуждать.  Потому что ведь он свое сердце отдавал на это. Он свою жизнь устраивал таким образом, чтобы никакую из возможных заповедей, а их было в то время очень много: кроме 10-ти существовало еще и 612 предписаний, которые фарисеи должны были исполнить. И вот, он все это исполнял. Выходит, его есть за что уважать. Но, тем не менее, каким образом эта праведность послужила спасению его души? Должна была бы послужить следующим образом: чем больше человек трудится над исполнением заповедей, тем больше грехов в себе он видит, тем больше он видит свое бессилие их исполнить в полном объеме. И это – закон духовной жизни. Фарисей, конечно же, пытался исполнять все. Но обманывает он себя, утверждая, что исполнил все, потому что все исполнить невозможно. Попробуем-ка мы на минуточку не осудить кого-нибудь, попробуем не пожелать кому-то чего-то плохого, попробуем, например, в какой-то действительно сложной ситуации сдержать свой гнев и не высказать его, не обидеть человека словом, а может быть иногда и мыслью. Это очень сложно, практически, человеку, живущему на земле, это невозможно. Мы читаем послание, например, апостола Павла и видим, как он негодует, как часто расписывается в своём бессилии: «бедный я человек…», как человеческое проявляется даже в нем. И вот это участь каждого из нас. Поэтому в какой-то степени  обманывает сам себя и этот фарисей. А тот, который стоял в притворе, понимал, что перед Богом он никто и ничто. И даже, если суждено было пропадать его душе, но, может быть, там, в огне, Господь помилует его, даст ему хоть какое-то утешение. Поэтому, он понимал, что спасение невозможно заработать, его можно только вымолить. И вот он его вымаливал. И этим показывал нам с вами пример. Потому что, то состояние, в котором должен пребывать христианин, называется смирением, а смирение, это в высшей степени, как говорил один святой, - поиски правды, это – правдолюбие. Потому, что человек ищет правду и видит ее в том, что он не заслуживает ничего хорошего. Что только Бог – источник его заслуг, только Бог – Тот, Который может его спасти. И в этом - праведность мытаря, и, в общем-то, слепота фарисея, потому, что он не видит этого, не понимает, и думает, что человеческими силами возможно всего достичь, что все в его власти. Вот краткий обзор сегодняшнего чтения. Будем же черпать из него всю необходимую мудрость, всю необходимую спасительную истину, которая должна нас направить в том, действительно векторном направлении, которое мы называем – движение к Великому посту.  Аминь.

Протоиерей Владислав Шмидт

05 февраля 2012 года


Назад к списку